Проза Владимира Вейхмана
Главная | Регистрация | Вход
Четверг, 17.10.2019, 13:09
Меню сайта
!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Меркатор. Подпирающий небо (продолжение 8)

Глава девятая

 
Много лет Меркатор вел картотеку, в которую заносил сведения о всевозможных географических объектах со ссылками на первоисточники, подчас не зная заранее, когда и для чего эти сведения понадобятся. При составлении новых карт он, конечно, использовал знания, накопленные его предшественниками, и прежде всего Птолемеем, хотя ко многим приводимым ими сведениям приходилось относиться с большой долей скептицизма.
 
Меркатор не мог оставить без внимания карту мира, выпущенную в 1493 году нюрнбергским географом и врачом Гартманом Шеделем. Она представляла собой гравюру на дереве, воспроизводящую карту Птолемея, дополненную позднейшими открытиями: в виде изгиба побережья Африки изображен Гвинейский залив, впервые отмечены на карте Польша, Литва и Пруссия. В особенности карта Шеделя удивляла экзотическим зарамочным оформлением: двенадцать физиономий с надутыми щеками символизировали двенадцать ветров; фигуры детей библейского Ноя олицетворяли страны света: Яфет – Европу, Сим – Азию, Хам – Африку. Там же были изображены странные существа, якобы населявшие далекие земли: шестирукий человек, кентавр – получеловек, полулошадь, четырехглазый эфиоп, песьеголовец, циклоп, мужик с головой ниже плеч и даже монстр, пользующийся собственной ногой вместо зонтика.
 
Меркатор знал карты Петра Апиана – астронома и математика из Баварии – не только его карту мира, выполненную, как и карта Оронтуса Финиуса, в сердцевидной проекции, но и карту Европы, и карты отдельных регионов.
 
Бесспорно, Меркатор был знаком и со сравнительно свежей картой Себастьяна Мюнстера, немецкого ученого, преподававшего в швейцарском Базеле. Мюнстер выгравировал на дереве карту Европейской Сарматии (земель восточных славян) для «Географии» Птолемея. Ему принадлежит «Чертеж Московии», предположительно выполненный по материалам художника из Вильнюса Антония Вида и бежавшего в Литву московского боярина Ивана Ляцкого. карта Мюнстера «Тартария, некогда – Скифия» изготовлена по материалам Сигизмуда Герберштейна, австрийского дипломата на службе у Габсбургов, который дважды был направляем с посольством в Русь и подолгу жил в Москве. Герберштейн оставил «Записки о Московии» и карту Руси 1549 года.
 
По-видимому, Меркатору была известна и карта Московии 1562 года, авторство которой приписывается Антони Дженкинсону, послу Англии при дворе Ивана Грозного. Меркатор знал о существовании Великого Устюга, важного перевалочного и торгового места, где англичане вели восточную коммерцию после основания Ричардом Ченслором в 1553 году «Русской Компании» в устье Северной Двины, в Холмогорах.
 
Неожиданно много сведений о собственной родине Меркатор почерпнул из «Описания Нидерландов», изданного в 1567 году во Франции, автором которого был Лодовик Гвичардини, представитель флорентийских торговых фирм в Антверпене.
 
В одном из писем Меркатор сообщает: «...За островом Вайгачом и Новой Землей сейчас же простирается огромный залив, замыкаемый с востока мощным Табинским мысом. В середину залива впадают реки, которые, протекая через всю страну Серику (Китай) и будучи, как я думаю, доступны для больших судов до самой середины материка, позволяют легчайшим образом перевозить любые товары из Китая... и других окрестных государств в Англию... Что существует громадный выдающийся к Северу мыс Табин, я твердо знаю не только из Плиния, но и из других писателей и некоторых карт, правда, грубовато начертанных Я выяснил из достоверных магнитных наблюдений, что магнитный полюс находится не очень далеко за Табином. Вокруг этого полюса и вокруг Табина много скал, и плавание там очень трудно и опасно».
 
Далеко выдающийся на север мыс Табин – возможно, это мыс Челюскина на полуострове Таймыр, а залив за Новой Землей – Карское море. Вообще на картах Меркатора земли за Обью изображены схематично, вплоть до Калифорнии, которая помещена в районе нынешней Аляски. Но некоторые объекты севера показаны со значительно большей подробностью, чем у предшественников. Это относится к Новой Земле (правда, с севера соединенной с мифической «Полярной землей»), к Скандинавскому побережью и Кольскому полуострову, который до Меркатора вообще отсутствовал на картах. Белое море раньше изображалось как замкнутое озеро, и Меркатор первым показал его фактическое побережье.
 
Утверждение Меркатора о возможности плавания в Китай по рекам, впадающим в огромный залив за Новой Землей, подвигнуло голландского мореплавателя Виллема Баренца на три экспедиции в поисках северно-восточного прохода. Однако непроходимые льды всякий раз преграждали ему дорогу, и в своей последней экспедиции Баренц скончался, оставив свое имя морю, западную часть которого Меркатор называл Мурманским, а восточную – Печорским морем.
 
Важнейшим источником новых сведений для составления карт были великие географические открытия XV–XVI веков. Они позволили нанести на карты острова Атлантики – Канарские, Мадейру, Азорские, берега Нового Света, Африки, Индии, Юго-восточной Азии. Громкие имена Колумба, Васко да Гама,. Магеллана, Бартоломеу Диаша были на слуху.
 
Читалась и перечитывалась каждая строчка писем итальянского мореплавателя Америго Веспуччи, совершившего четыре плавания к новооткрытым землям.
 
Итальянец Джованни Кабот открыл северо-восточное побережье заокеанского материка.
 
Португальцы Педру Алвариш Кабрал и Гонсало Куэлью достигли берегов страны, позже получившей название Бразилии. Васко Нуньес де Бальбоа пересек Панамский перешеек и вышел к неведомому бескрайнему океану.
 
Безжалостный Франсиско Писарро и другие испанские конкистадоры покорили империю Инков, обошли тихоокеанское побережье Южной Америки, открыли крупнейшие реки – Амазонку, Ориноко, Парану.
 
Авантюристы и грабители, ни в грош не ставящие ни свою, ни чужую жизнь, оставлявшие кровавый след на захваченных землях, оставили свой след и на картах, создаваемых Меркатором в тихом Дуйсбурге. Однако и здесь географа подстерегали немалые трудности. Нередко с целью избежания конкуренции результаты экспедиций засекречивались, а то и сознательно искажались.
 
При составлении карт часто приходилось полагаться на недостоверные сведения, о многом догадываться, а кое-что просто домысливать, полагаясь на умозрительные соображения или просто интуицию. Так, на карте Азии, которая была отпечатана уже после смерти ее автора, эта огромная часть света была изображена в виде, весьма близком к современному изображению. Меркатор сохранил ряд названий географических объектов, иные из которых дошли еще от Плиния и Птолемеея, другие – от Марко Поло. Однако сведений не хватало, в особенности для представления северной и восточной частей великого материка. Совершенно неясно, что находится за Уралом; нет ни камчатки, ни Сахалина. То же Каспийское море выглядит невыразительным кругляшком. Зато совершенно отчетливо Азия отделена от Америки проливом, который теперь называют Беринговым (у Меркатора он называется «Пролив Аниан»). Можно только гадать, откуда у Меркатора была такая уверенность в его существовании, в то время как, казалось бы, он заведомо ничего о нем не мог знать. Однако еще на карте Вальдземюллера 1507 года Северная Америка отделена от Азии; Пролив Аниан изобразили в 1562 году итальянский картограф Джакомо Гастальди, который привел выдержки из не сохранившейся карты венецианца Матео Пагано, и в 1566 году другой венецианец – Зальтиери. Само слово «Аниан» одни историки производят от Марко Поло, который упомянул о государстве со схожим названием в северо-восточной Азии, а другие – от искаженного русского слова «акиан», то есть «океан».
 
Антарктический материк на карте Меркатора
 
«Пролив Аниан» – далеко не единственная загадка Меркатора, создавшая почву для множества околонаучных и вовсе ненаучных спекуляций. На карте мира 1538 года изображена «Терра Аустралис» – Антарктический материк – с детальной проработкой контура побережья, с мысами и заливами, изображение которых порождает сомнения в чисто умозрительном подходе к идее о существования южной земли, якобы уравновешивающей земной шар. Считалось, что благодаря этому «противовесу» материкам северного полушария земная ось занимает существующее положение.
 
Ссылаются на карту Оронтеуса Финиуса, на которой был показан южный континент. Меркатор не только пользовался картой своего предшественника, но и воспроизвел ее в своих изданиях, но это мало что объясняет – а какими сведениями мог располагать Финиус за 300 лет до открытия шестого материка?
 
В 1929 году в старом дворце султанов в Стамбуле, прежнем Константинополе, был обнаружен обрывок старой карты, на котором также был изображен край антарктического материка. Достоверно установлено, что автором карты был турецкий адмирал Пири Реис, создавший ее в 1513 году. Конечно, Пири Реис опирался на какие-то не дошедшие до нас картографические материалы, что не делает вопрос яснее, тем более что некоторые исследователи утверждают, что побережье Антарктиды изображено на названных картах таким, каким оно было за несколько тысячелетий до их создания.
 
Очертания южного материка воспроизведены Меркатором и на его знаменитой карте 1569 года, хотя на этой карте побережье Южной Америки изображено менее точно, чем на предыдущей. Впрочем, такое расхождение объясняется отсутствием в то время сколько-нибудь удовлетворительных средств и методов для определения долготы места, вследствие чего некоторые географические объекты южного полушария «гуляли» с запада на восток и обратно на огромные расстояния вплоть до второй половины XX века.
 
 
  
  "Арктида" на карте Меркатора
 
Доверие к гипотезам о существовании древних цивилизаций, от которых до Меркатора дошли сведения о южном материке, заметно снижается при обращении к изображению им северной полярной области – Арктиды, или Гипербореи, как иногда ее называли.
 
На картах Меркатора область Центрального полярного бассейна занята сушей, которые одни географы считают континентом, а другие – архипелагом из четырех островов. На самом Северном полюсе изображена огромная черная скала, а окружающая ее суша рассечена на четыре части реками, расходящимися крестообразно. На каждой четвертушке континента помещен текст с достаточно подробным описанием этого пространства. Например, река, текущая в сторону Новой Земли: «имеет пять рукавов и вследствие узости и быстроты течения никогда не замерзает». река, обращенная устьем к Гренландии: «разделяется на три русла (они четко видны на карте) и каждый год остается подо льдом на три месяца». «Остров, обращенный к Гренландии, самый лучший и самый здоровый на севере; остров, обращенный к Европе, населен пигмеями ростом около 4 футов, которые называют жителей Гренландии скерлингами». Ну, еще можно понять, откуда взялись пигмеи – то ли это низкорослые чукчи, то ли это ненцы, но откуда эти «скерлинги»?
 
Меркатор отлично знал закономерности видимого годового движения Солнца; на его картах отмечен северный полярный круг – линия, за которой наблюдается незаходящее и невосходящее Солнце, то есть полярный день и полярная ночь, которые на полюсе длятся по полгода. Трудно поверить, что всезнающий Меркатор мог считать, что вблизи полюса река может оставаться подо льдом всего три месяца или вообще не замерзать. Уж не мистификация ли это знаменитого картографа?
 
Если указанный на картах Меркатора южный материк еще предстояло открыть грядущим поколениям, то континент Гиперборею им предстояло «закрыть». Уже на картах, изданных через 30–35 лет после смерти Меркатора, исчезли реки, разделяющие «Арктиду» на четыре части, а контуры Южной Земли изображаются со все меньшей детализацией. По-видимому, это может означать, что доверие последователей Меркатора к изображению их предтечей полярных областей, не подкрепленное новой информацией, постепенно снижалось.
 
Может быть, будущие исследователи разрешат загадку прозрений и заблуждений великого картографа…
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Сайт создан в системе uCoz