Проза Владимира Вейхмана
Главная | Регистрация | Вход
Четверг, 17.10.2019, 13:04
Меню сайта
!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Лямбда аш

 
ДЕВИАЦИЯ – 1) отклонение магнитной стрелки компаса (от магнитного меридиана) под влиянием больших масс металла; 2) отклонение от правильной линии, от должного направления, например судна от курса, под влиянием каких-л. внешних причин.
Словарь иностранных слов
 
I
 
Мы вышли из бухты на острове Спафарьева, что у западного входа в Тауйскую губу, где сдали улов и получили снабжение, необходимое для продолжения промыслового рейса. Траулер бодро бежал на юг, следуя назначенным курсом в район постановки сетей. Стояла ясная безветренная погода ранней охотоморской осени. Вот-вот могут упасть затяжные туманы, и нужно было, пока еще виден берег, понадежнее привязаться к нему и определить свое местоположение. Я несколько раз поднимался на верхний мостик к главному компасу и брал пеленги – направления по компасу – на одни и те же два приметных ориентира. Уже вторая нанесенная на карту точка заставила меня насторожиться, а третья и вовсе ввергла в серьезные сомнения. Мы шли постоянным курсом, и полученные точки должны были располагаться по прямой, совпадающей по направлению с линией курса, но вместо этого они явно образовывали кривую. Точно так, как это описано в книжке Михаил Михайловича Лескова, бывшего деканом нашего факультета. Это, скорее всего, означало наличие ошибки в принятом значении поправки компаса. С чего бы это появиться ошибке? А, может быть, все-таки это действует какое-то неучтенное течение с переменной скоростью, которое сносит нас с линии курса? Фантастика, конечно, но чего только в море не бывает.
 
Немного подумав, я произвел незамысловатую процедуру: сличил показания главного компаса с путевым, установленным в рулевой рубке, пересчитал пеленги на путевой компас и проложил их на карте. Точки легли точно на линию курса. Так, значит, правильны мои первоначальные соображения. Неверна поправка главного магнитного компаса, точнее, та составляющая поправки, которая относится именно к этому компасу, то есть его девиация.
 
Девиация главного компаса изменилась, а путевого не изменилась. Почему? Что-то произошло с железом, расположенным вблизи главного компаса. Вспомнился топор Негоро из «Пятнадцатилетнего капитана». Откуда тут взяться топору? Внимательно оглядываю верхний мостик. Мостик, как это обычно бывает на нашем небольшом промысловом судне после получения снабжения, загружен бочкотарой, ступить негде, – но ведь бочки деревянные, девиации они не производят. Что еще? Прожекторы закреплены в своем обычном положении, снятый с компаса брезентовый чехол штертом подвязан к нактоузу – тумбе, на которой компас установлен, – правильно, чтобы ветром не унесло… В чем же дело, в чем же дело, отчего девиация может измениться, вспоминай! Изменение расположения грузовой стрелы – нет, стрела закреплена в обычном положении по-походному. Сварочные работы – нет, не производились. Удар молнии – какая уж тут молния! Со злостью пинаю чехол, привязанный к нактоузу, – ай, больно!
 
Отворачиваю край брезента – к нактоузу принайтовлен металлический бочонок литров на двадцать! Диверсия! Кто?!! Зачем?!!
 
Непродолжительное следствие открывает истину. Пока мы стояли в бухте Беринга, артельщик, получивший продовольствие, решил спрятать бочонок с растительным маслом на верхнем мостике – то ли чтобы ночная вахта до него не добралась, то ли чтобы он охлаждался на свежем воздухе – выяснить так и не удалось; а чтобы он не катался при качке, надежно закрепил его…
 
II
 
После возвращения в Находку я получил направление на учебное судно «Секстан». Николай Иванович, заместитель начальника мореходного училища, с которым нужно было согласовать назначение, вдумчиво глядя мне в глаза, спросил: «не хотите ли вы поработать преподавателем девиации магнитного компаса? У нас преподаватель уже второй месяц болеет и, судя по всему, еще нескоро поправится. А "Секстан” всю зиму будет стоять у причала в ожидании ремонта. Почему бы вам не попробовать? как вы относитесь к девиации?»
 
Как я отношусь к девиации? Положительно я отношусь к девиации. Я изучал ее не в аудитории, а в море, на экспедиционном судне, на котором проходил практику. Учился этой науке у выдающегося специалиста Валентина Петровича Кожухова, и в его изложении это была увлекательная, удивительно стройная и ясная наука. Я мог щегольнуть непонятными непосвященным терминами «флиндерсбар» и «дегауссинг» или поговорками девиационного жаргона: «Встань мордой к норду», «Вест под призму, деньги в карман». Словом, ну как я мог отказаться от такого интересного предложения? Поработаю до весны, а там видно будет.
 
Николай Иванович не скрывал удовлетворения моим согласием. Я отправился готовиться к занятиям.
 
Девиационные работы в мореходном училище
 
III
 
Для моряков слова «компáс» и «кόмпас» обозначают разные понятия: компáс устанавливается на морском судне, а с кόмпасом дачники ходят в лес по грибы. слово «компáс» (с ударением на втором слоге) пришло в русский язык, по-видимому, из итальянского. Оно с самого начала употреблялось как название мореходного инструмента, и до сих пор применяется в этом значении в морской лексике. Слово «кόмпас» с ударением на первом слоге в русском языке появилось позже как заимствование, скорее всего, из немецкого.
 
Русские поморы, ходившие на Грумант и в Мангазею, называли компас «маткой»: «Матка ходит, судно водит».
 
Откуда взялся магнитный компас? Толком этого никто не знает. Ссылаются на древних китайцев, на средневековых арабов, у которых «волшебную иглу» переняли рыцари-крестоносцы, но в особенности популярна итальянская легенда о том, как любовь послужила усовершенствованию компаса.
 
Молодой ювелир Флавио Джиойя из городка Амальфи был влюблен в Анджелу, дочь богатого рыбака Доменико, который не хотел отдавать ее за бедного ремесленника. Часто туман накрывал пролив, отделявший от города остров, на котором жила Анджела. Чтобы в тумане верно провести лодку к любимой, сообразительный ювелир прикрепил к намагниченной стрелке картушку – бумажный диск, разбитый на румбы – деления, отмечающие направления основных сторон света, и промежуточные между ними. стрелку он поместил на острие вертикальной иглы и уравновесил ее, чтобы она могла свободно вращаться, всегда указывая одним из своих концов на север. Доменико понравилось изобретение; он получил его в подарок от Флавио, а Флавио женился на Анджеле. В честь этого события, которое легенда относит к 1302 году, в городе Амальфи поставлен памятник.
 
Однако ни эта легенда, ни связанная с нею дата изобретения компаса не имеют научного подтверждения. Пьер Перегрин из Марикурта (где этот Марикурт?) описал подобное устройство компаса еще почти на полсотни лет раньше. Поэт Гюйо Прованский упоминает о компасе за сто лет до приписываемого Флавио Джиойя изобретения, а английский монах Александр Некэм – за сто двадцать лет. Более того, по одной из версий, компас действительно был изобретен в Амальфи, только не ювелиром Джиойя, а неким Гвискаром почти на двести лет раньше. Словом, никакой ясности.
 
IV
 
Способ Эри придумал, конечно, Эри. Джордж Бидделл Эри, английский астроном, член Лондонского королевского общества (по российским понятиям, академик), в те годы директор Гринвичской обсерватории. Способ оказался настолько удачным, что, начиная с его первого применения в 1838 году, он продолжает оставаться основным способом уничтожения наибольшей части девиации. Как раз со способа Эри мне и предстояло начинать свою преподавательскую деятельность.
 
Я засел за книги.
 
Как всё просто казалось в изложении Валентина Петровича и как всё сложно в собственной интерпретации! Практическую часть способа я знал, что называется, назубок, а вот с теорией оказалось куда сложнее. Собственно говоря, понимать-то я все понимал, но воспроизвести самостоятельно эту карусель магнитных сил, изменяющих направление с изменением курса, было так трудно.
 
Когда, наконец, вроде бы запомнил правило определения направления каждой силы, возникло новое препятствие: надо было на чертежах соблюсти соразмерность изображений этих сил. А у меня то одна линия накрывалась другой так, что нельзя было разобрать, где какая сила, то на одном чертеже силы в их многоугольнике я располагал в одной последовательности, а на другом – в другой, и никакого обоснования способа не получалось…
 
Сказать, что я волновался, входя в первый раз в учебный класс, – значит, ничего не сказать. Главное, я не знал, что делать с руками: вытянуть ли их по швам, скрестить на груди или, может быть, сцепить пальцы за спиной? А можно ли ходить вдоль доски или, наоборот, надо замереть у преподавательского стола? Я старался об этом не думать, но никак не получалось. Звук собственного голоса казался чужим, как бы долетавшим откуда-то со стороны. Особенно противно было то, что во рту пересохло.
 
Однако курсанты смотрели на меня с дружелюбным любопытством, и я, сам недавний курсант, использовал приемы, вводившие урок в обычное русло: рапорт дежурного, проверка присутствующих по списку, тема урока… Всё, всё, кажется, пошло. Итак, полукруговая девиация, способ Эри, его назначение и условия его применения…
 
Но не тут-то было. Надо делать чертежи на доске, а как их на ней разместить? Да, нужно сделать четыре чертежа, но на доске все четыре явно не поместятся. Может быть, сделать чертежи поменьше размером? Но тогда трудно будет на них что-нибудь разобрать. Или рисовать чертежи по одному, стирать с доски и выполнять следующий чертеж? Нельзя, ведь доказательство заключается в сопоставлении чертежей… кажется, на лбу у меня выступила испарина. Как бы ее стереть, чтобы курсанты не заметили? А что я сейчас должен нарисовать? Ах, вот эту… нет, вот эту силу… А куда она направлена? Скорей вспоминай, курсанты ждут, на тебя смотрят. Не помню, ничего не помню… какой ужас, я все позабыл!!! Вспоминай, вспоминай… Лихорадочно рисую что-то на доске – нет, не то, тут же стираю. Может быть, заглянуть в конспект? А что я позабыл? Нет, и этого не помню.
 
Выручает веселый курсант с первой парты – уж на всю жизнь запомнилась его редкая фамилия – Комиссар. Он, оказывается, следил за моим доказательством и все понял, какие и как должны располагаться силы. Он диктует мне название силы и ее направление, и я, стремясь сохранить независимый вид, в точности следую его подсказке. Уф! Далее следует практическая часть способа. Я с гордостью выпаливаю чуть ли ни зарифмованный порядок действий: «Лечь на курс норд магнитный, определить на этом курсе девиацию и перемещением поперечных магнитов довести ее до нуля…»
 
V
 
Как говорится, лиха беда начало. Арчибальд Смит и Иван Белавенец тоже, должно быть, начинали с нуля.
 
Девиацией пришлось заняться всерьез в середине XIX века, когда на смену дереву в качестве основного судостроительного материала пришло железо. на железных судах стрелка компаса могла показывать направление, далекое от северного, вплоть до того, что вместо севера указывала на юг. Иногда она вела себя вообще непредсказуемым образом: на каком-нибудь курсе безвольно замирала на произвольном показании, перестав «чувствовать» север. французским физиком и математиком Симеоном-Дени Пуассоном были выведены уравнения, которые выражали физическую сущность воздействия магнитного поля Земли и судового железа на компас, но они были неудобны для вычисления величины девиации в зависимости от курса судна.
 
Арчибальд Смит, адвокат по профессии и математик по призванию, занимался вопросами морского страхования. обратив внимание на аварии судов, вызванные неправильными показаниями компаса, он без труда установил, что законы, по которым ведут свой хоровод магнитные силы, изучены совершенно недостаточно.
 
Арчибальд Смит - адвокат по профессии и математик по призванию
 
Смит нашел такой способ преобразования уравнений Пуассона, который позволил в наглядной и удобной для практического анализа форме описать поведение магнитного компаса на судне.
 
В результате выполненных им преобразований стало ясным и понятным, чем надлежит компенсировать влияние на компас различных видов судового железа. Он вывел формулы, по которым можно вычислить величину девиации для любого курса. В результате его исследований моряки получили практическое руководство по определению девиации, составлению таблицы девиации и учету ее при плавании. Труды Арчибальда Смита, магистра искусств и доктора права, в области девиации были отмечены благодарностью британского правительства и властями многих стран мира. Он стал членом Королевского общества. за успехи в создании теории девиации Арчибальд Смит был награжден русским императором Александром Вторым большим золотым жетоном в виде компаса, украшенного бриллиантами на каждом из 32 румбов его картушки.
 
Такую же награду получил офицер российского флота Иван Петрович Белавенец.
 
Когда он встретился с Арчибальдом Смитом на Лондонской всемирной выставке магнитных компасов, ему было что рассказать своему британскому коллеге. Белавенец участвовал в знаменитом плавании на фрегате «Паллада», исследовал дальневосточные моря на шхуне «Восток», в Крымской войне получил ранение на севастопольском бастионе. В длительной служебной командировке изучил постановку магнитно-компасного дела в Северо-Американских Соединенных Штатах и в качестве штурмана обеспечил переход в Россию фрегата «Генерал-адмирал». во всех своих плаваниях он выполнял наблюдения за магнитным полем Земли и девиацией компасов.
 
Посланный в Англию для установки компасов на строившейся там броненосной батарее «Первенец», Белавенец тщательно исследовал магнитные условия в тех местах корабля, где предполагалась установка компасов, и обнаружил, что девиация в этих местах может достигать таких больших значений, при которых компасами будет практически невозможно пользоваться. Для уменьшения девиации он применил метод перемагничивания судового железа. Еще издавна было известно, что предметы из железа, в течение долгого времени лежащие в одном положении, приобретают намагниченность в направлении север-юг. По указанию Белавенца корабль после спуска на воду был установлен для достройки на курс, обратный курсу при постройке на стапеле. Магнитное поле Земли стало действовать на корпус корабля в противоположном направлении, уменьшая первоначальную намагниченность. Благодаря этому девиация в местах установки компасов уменьшилась до приемлемых значений. Англичане запрашивали за страховку броненосной батареи при проводке ее на Балтику около ста тысяч рублей золотом, но работы Белавенца позволили отказаться от страховки и сэкономить эту огромную по тем временам сумму.
 
Белавенец был первопроходцем в решении вопросов, связанных с работой магнитных компасов в тяжелых условиях, разработал прибор, позволяющий оценить воздействие судового железа на компасную стрелку, и с его помощью обеспечивал выбор наиболее благоприятных мест для установки компасов на корабле. Ему принадлежит первенство в установке компаса внутри подводной лодки, там, где железные массы окружают магнитную стрелку со всех сторон и ослабляют воздействие на нее магнитного поля Земли. Даже правительство далекой Португалии воспользовались консультацией Ивана Белавенца при установке девиационных знаков в Лиссабоне.
 
Иван Петрович Белавенец
 
Арчибальд Смит, с которым Белавенец после встречи в Лондоне продолжал поддерживать отношения, одобрил нововведения, сделанные им, а тот, в свою очередь, перевел его работы на русский язык, прокомментировал и дополнил.
 
Одним из главных достижений короткой жизни Ивана Петровича было создание им морской компасной обсерватории. Там производились проверки компасов, определялась девиация на судах, выходящих из Кронштадта, и выполнялись экспериментальные исследования. Чтобы облегчить определение девиации, на стенку Купеческой гавани Кронштадта были нанесены знаки, обозначавшие направления с внешнего рейда на трубу Морского завода. Уже второе столетие суда, выходящие в плавание из петербургского порта, определяют девиацию, используя знаки, придуманные Белавенцем.
 
Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Октябрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Сайт создан в системе uCoz