Проза Владимира Вейхмана
Главная | Регистрация | Вход
Четверг, 05.12.2019, 17:37
Меню сайта
!
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

За тех, кого приручили (окончание)

Сделали, значит, все, что по инструкции положено, а потом я говорю:  «Назначаю вахты: я первый, за мной Фомич, потом второй механик, последним Евгений. Меняться ровно через час, воду в укрытии, если появится, вычерпывать, насухо губкой протирать. камеры подкачивать, ну и главное, само собой, наблюдать за обстановкой. А всем остальным лежать на днище, прижаться потеснее друг к другу, голову, лицо, руки укрывать. Для нас сейчас главное – не замерзнуть, выжить, пока помощь придет. Да, у кого в карманах что режущее, колющее есть – отдать сюда». Режущего, колющего ничего ни у кого не оказалось, спутники мои обнялись крепче родных братьев и приумолкли: каждый заново прокручивал в сознании то, что произошло в последние полчаса, а, может быть, всю свою предшествующую жизнь. Уже чуть забрезжил рассвет, когда я разбудил повара и сам улегся с краю, пытаясь унять противную дрожь.
 

Насупивший день не принес ничего нового. Судя по всему, плот наш дрейфовал на юг, но где именно мы находимся, определить было невозможно. Имея небольшую осадку, плот скользил по поверхности воды, то взлетая на гребень высокой волны, то проваливаясь в низину между волнами. Хотелось пить и есть, но во всех наставлениях потерпевшим кораблекрушение рекомендуется воздерживаться от расходования аварийных запасов воды и пищи. Мою педантичную верность инструкции поколебал матрос Перевозчиков. «Максимыч, – сказал он, – нас в плоту четверо, и новые пассажиры к нашей компании присоединиться не торопятся. А аварийный запас рассчитан на десять человек, значит, в нем тридцать суточных пайков. Нам на неделю прокормиться хватит, а если написано нам на роду тут помереть, то уж не от голода и жажды». Убедил меня Евгений, я раздал пайки, и все мы стали обгрызать брикеты сублимированной горохово-бобовой смеси, подолгу удерживая откушенные кусочки во рту и запивая крохотными глоточками безвкусной консервированной воды. Первым не выдержал повар Василий Фомич: «Это какой же раздолбай такую гадость придумал, чтобы эту прессованную фанеру людям в пищу заготавливать! Да чтоб ему самому всю жизнь одни эти брикеты глодать! То ли дело раньше был аварийный запас – тут тебе и сгущенное молоко, и мясные консервы, и витаминизированные конфеты. А эту отраву даже моя собака под страхом смерти есть не станет».

 

«Ну, – говорю, – ребята, ешьте, что дают. Разные там салаты "Оливье” или мороженое крем-брюле будете на берегу кушать, когда вернемся мы в наш родной город Южно-Сахалинск. Давайте лучше поговорим, кто что будет делать, когда вернется». Фомич тут же отозвался: «А что я буду делать? Да то же, что всю жизнь делал, – у плиты стоять, чтобы людей сытно да вкусно накормить. С моей-то квалификацией меня не то что на любой пароход – в любой ресторан возьмут шеф-поваром. Так что за меня ты, Геннадий Максимович, не беспокойся, а лучше расскажи, что тебя, командира нашего, ждет».

 

«Интересный вопрос ты задаешь, Фомич. Помню, когда я в мореходке учился, преподавал у нас капитан второго ранга Фролов. Мы его однажды спрашиваем: "А что делают в первую очередь, если корабль сядет на мель?” Он усмехнулся как-то невесело и говорит: "В первую очередь считают, сколько кому дадут”. Так вот, до берега мы обязательно доберемся, или спасатели нас подберут – нас, конечно, уже ищут. Что там прокурор скажет – не знаю, а вот ведомственная комиссия сформулирует свой вывод четко: "Потеря остойчивости на попутном волнении”. И лишат меня, надо думать, капитанского диплома по максимуму – на 36 месяцев, то есть на полновесных три года. Без работы я, конечно, не останусь, а вот в море мне, конечно, больше не ходить: кому будет нужен шестидесятилетний капитан, да еще проштрафившийся?

 

Ну, насчет Федора Васильевича мы все знаем, а вот что скажет наш матрос Евгений?»

 

«А что скажет Евгений? Это вам, морякам, задница в ракушках, все ясно, а я ведь на флот не по-хорошему попал. Я не Васильич, академий не кончал, а закончил кое-как восемь классов да длинный коридор. С пятого класса я на уроки то ходил, то, больше, не ходил, а бегал в авторемонтную мастерскую. Машины любил – страсть. Классная моя все мне пела: успеваемость да посещаемость, посещаемость да успеваемость. А я на это дело забил, хожу в школу, не хожу ли – все равно из класса в класс переводили, а после восьмого класса даже свидетельство выдали – все отметки, как одна, все тройки.

 

Тут я стал слесарничать в автомастерской, а работы-то навалом было – старые иномарки "правый руль” из Японии караванами повезли. И зарабатывал неплохо, и выпивал не очень чтобы, понимал, что пьянка до добра не доведет. И мечта у меня была – самому дело открыть. Поднапрягся я, подкопил деньжат, да у дружков подзанял еще, и купил, наконец, гаражный бокс. Ну, ремонт, какой надо, сделал, инструмент приобрел, и нате вам, пожалуйста: пилю-паяю, машины починяю. Поначалу дело хорошо пошло. Качество – на совесть, а цены – пониже, чем у соседей. Вот это меня и сгубило. Закон конкуренции, он потому звериным называется, что ни друзей, ни приятелей не признает. Подожгли меня, значит. Вся моя мастерская дотла сгорела, и соседние боксы подпалило, а у меня в мастерской еще "Тойота” стояла, почти новая. "Плати”, – говорят мне и дружки-приятели, и соседи по гаражу, и хозяин "Тойоты”, а он мужик крутой оказался, поставил на счетчик. Вот и пошел я в моря, а все деньги за долги отдаю. Хорошо, однако, было на флоте, Фомич всегда харчей сготовит, а в другом месте была бы вовсе труба».

 

«Ну, и что ты теперь будешь делать?» – спросил Федор.

 

«Что делать? Да уж ни в бизнесмены не пойду – шахер-махер крутить, ни в работяги – на чужого дядю горбатиться. А пойду я в рэкитиры, чтобы эти жлобы и спекулянты мне, человеку из народа, от своих нетрудовых доходов законную долю отстегивали. Стыдно, говоришь, рэкитиром быть? А не заработанными миллионами ворочать – не стыдно? Разве не те же рэкитиры наш траловый флот скупили? Разве не артисты–рэкитиры за один концерт столько гребут, сколько тебе за год на промысле каторжным трудом не заработать? А по телевизору их, а не тебя показывают. Думаешь, женька – он дурак, матрос полуграмотный! Да не глупее я других, и таких, как я, – ой, сколько наберется…»

 

«Да, – говорю, – Евгений, планы у тебя грандиозные, прямо как у партии большевиков в семнадцатом году: "Грабь награбленное”. Неужто и ты меня, когда мне диплом вернут, за устрицами в Галисию посылать будешь? Давай, –говорю, – лучше шторки входа приоткроем да осмотримся; видимость как будто бы улучшилась».

 

И вправду, смотрю, милях в трех–четырех берег просматривается. Эх, – думаю, – была не была, а надо задействовать пиротехнику, авось, погранцы увидят, ведь они ведут непрерывное наблюдение за морской поверхностью. И одну за другой запустил с небольшим интервалом две красные парашютные ракеты – не могли их не заметить, ведь сорок секунд каждая горит. И только вход я закрыл, как шальная волна со страшной силой на него обрушилась, разорвала прорезиненную ткань и хлестанула вовнутрь закрытия. Вот тут я по-настоящему испугался. Насчет заделывания входного отверстия в инструкциях ничего не сказано, пришлось соображать, исхитряться, а товарищи мои – двое чепраками, а Фомич шапкой – стали собирать воду с днища и выливать наружу. Часа полтора работали, как заводные, а ведь и штаны, и куртки промокли. Настроение, конечно, упало.

 

«Женя, – говорю, – ты начет будущего рэкета хорошо рассказал, может, какие анекдоты знаешь, развесели народ».

 

«Я, Геннадий Максимович, только похабные анекдоты знаю, да обстановка неподходящая их рассказывать. Лучше ты что расскажи, может, какую сказку знаешь».

 

«Сказку? – я задумался. – Читал я лет тридцать назад одну сказку. Так, прочитал и, думаю, забыл, мало ли я всякого-разного читал. А нет, вот она почему-то сама собой нет-нет и вспоминается. Автора я, конечно, позабыл, помню только, что француз, летчик…» – «Экзюпери?» – подсказал федор. «Вот, вот, Экзюпери. Там была такая планета, маленькая, – ну, как наш пароход. А за капитана там был один парнишка, маленький принц, как в сказках полагается. Ну, парнишка был ничего, умер только глупо, ну да так этот летчик придумал. Но одни его слова я точно запомнил: "Мы в ответе за тех, кого приручили”. Я часто об этом думаю. Это всякий капитан над столом в каюте повесить должен. Или просто повторять почаще. А если кто этого не понимает, того к капитанской должности подпускать никак нельзя.

 

Эх, стемнело уже, а помощь к нам все не спешит».

 

Я осторожно выглянул из укрытия. Вдали, там, где берег, два прожектора – должно быть, с пограничных вышек – шарили по воде. Я снова выпустил две красные парашютные ракеты, одну за другой, с интервалом примерно в полчаса. Ничего такого, что свидетельствовало бы, что сигнал наш замечен, не последовало. Последние парашютные ракеты израсходованы. Холод и сырость донимали нестерпимо.

 

Стр появился внезапно, мы услышали протяжный сигнал его тифона. «Партизанск» зашел с наветра, ослепил нас прожектором, и точно поданная выброска упала на верх нашего закрытия. Выбирая линь, мы подтянулись к борту Стра, где был уже спущен штормтрап. Я узнал капитана Лебедева, свесившегося с крыла мостика. Перевозчиков вцепился в штормтрап, а я обвязал выброску беседочным узлом вокруг туловища повара и помог ему уцепиться за штормтрап. Я оставил плот последним, как положено капитану.

 

Нас тут же отправили отогреваться в судовую баню. я успел сказать Лебедеву, что где-то поблизости должен быть еще один плот с членами нашего экипажа. Его нашли минут через сорок. Вход плота был разорван, и подтентовое помещение полностью залито водой. Тело старшего механика, раздетого догола, плавало в воде. Видимо, он хотел отжать вымокшую одежду, разделся, в это время волна хлынула внутрь, и он захлебнулся.  Тело моториста Блохина было в воде за бортом плота, в линях; он то ли запутался в них, то ли специально обвязал себя.

 

никого из трех оставшихся членов экипажа найти так и не удалось.

 

 

Вход на сайт
Поиск
Календарь
«  Декабрь 2019  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2019
    Сайт создан в системе uCoz